Виктория Романова

Виктория Романова

Как интересно, насколько мы можем заблуждаться. Я была уверена, что уход от душещипательных историй — это путь к миру и спокойствию в душе. А оказалось, что всё наоборот — это путь в обратную сторону, в мир постоянного страха, непрекращающихся болезней, черствости сердца. А ведь всё просто — достаточно обернутся на 180 градусов и пойти в сторону добра и любви.

Когда я прошла первый уровень тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана (www.yburlan.ru), то определила себя человеком с звуковым и зрительным векторами. Многое прояснилось для меня и очень многое стало понятно. В описании зрительного вектора в стрессе и страхе я полностью узнала себя. Все признаки были на лицо: и страх, и черствость, и отсутствие настоящих чувств (первая часть статьи).

Я очень хотела всё исправить, наполнить свой зрительный вектор. Но как? На одной из лекций Юрий Бурлан сказал «Не избегайте драм, не бойтесь слёз, это нестрашно». Я не поверила ему. Я точно помнила, что плакать над чужим горем, даже если оно выдумано и написано в книге, очень больно. И тем не менее, в его лекциях я не нашла больше никаких подсказок, что делать, кроме этого. Скажу честно, какое-то время я злилась на Юрия: почему он не даёт более внятного, чёткого рецепта, как мне вылечить своё несчастное зрение.

Только теперь я понимаю, что мне необходимо было время, чтобы принять и осмыслить этот шаг. Если бы лектор тогда навязывал мне своё мнение, как мне «лечиться» от моих страхов, вряд ли бы я его послушала. Вместо этого только проведя глубокую мыслительную доработку лекций по зрительному вектору, я смогла осмелиться, и без приказов, без предписания, САМОСТОЯТЕЛЬНО взять первую за многие годы книгу с плохим концом. Помню, как поздней ночью я сидела с томиком в руках и боялась его открыть. Я боялась чувствовать, я боялась эмоций. «Прими это, как горькое лекарство», — подумала я и отважно открыла первую страницу.

Моей первой зрительной книгой стал сборник рассказов Людмилы Улицкой. От первого её рассказа «И умерли в один день» я захлебнулась от слёз. Я рыдала и не могла остановиться. И странно: вместо отторжения, мне очень захотелось читать дальше. Вторым рассказом стал «Дед-шептун». Маленький текст, который я прочла за 10 минут, отобрал у меня дыхание и зрение. Я судорожно глотала воздух и заливалась слезами. И в то же время мне захотелось читать ещё и ещё, что я и продолжала делать. Я поглотила книги Людмилы Улицкой за несколько дней и ощутила в себе неведомое доселе чувство удовлетворённости.

В эти дни как будто произошло моё перерождение. Удивительное, неописуемое. Я выходила на улицу, и мир казался мне не таким серым, как раньше. Я хотела общаться с людьми, встречаться с друзьями, проводить время с любимым человеком. Комедии стали для меня пресными и неинтересными, а вот драмы я начала смотреть с удовольствием. Во время просмотра я плакала, но не чувствовала негативных эмоций к героям. Как-то случайно я наткнулась на старый советский фильм «Любовь и голуби». Раньше я всегда с умным видом рассуждала о том, что главный герой не должен был изменять своей деревенской жене — у него же трое детей, как он мог, в конце концов. Я осуждала героиню Людмилы Гурченко, которая увела чужого мужа и даже не чувствовала никакой вины. Теперь же я просто плакала во все драматические моменты фильма: когда Надька жестоко кричала на младшую дочку, что это она виновата, что «папка бросил их»; когда дядя Митя рассказывал, что баба Шура померла; когда муж вернулся к жене. Я просто сострадала им, обычным людям со своими желаниями, эмоциями, которые выше их.

Вскоре мне захотелось большего. И я соорудила кормушку на окне, куда насыпала семечки для птичек. Я покупала сосиски бездомному коту, который живёт в подъезде нашего дома. Я отдавала все косточки дворовым собакам вместо того, чтобы выбрасывать их в полиэтиленовом пакете в мусорный бак.

Я продолжала читать книги. Смотреть фильмы. Но как-то всё равно мне было этого мало. Хотелось большего.

И я предприняла немыслимый для меня шаг. Я решила попробовать стать волонтёром. Изучив этот вопрос в Интернете, я узнала, что есть много категорий людей, которым требуется безвозмездная помощь. Это и бесприютные, и детдома, и старики. Сегодня для тех, кто хочет стать волонтёром, выбор предоставляется достаточно широкий. Тогда моё внимание привлекли детки-инвалиды с поражением мозга, которые занимаются по программе Гленна Домана. Мне посчастливилось в тот же день, когда я отважилась на такой шаг, найти семью, которой требовался волонтёр для реабилитационных занятий с ребёнком. И уже на следующий день я пришла к ним домой.

Стоит ли говорить, что до того момента я никогда не имела дела с маленькими детьми? А детей-инвалидов я вообще никогда не видела, даже издалека. По дороге к месту назначения меня смущали разные вопросы: «Как себя вести? Что делась? Что говорить?  Как общаться с ребенком-инвалидом?» Но все они полностью рассеялись, когда я встретилась глазами с 8-летней девочкой Машей.

Может быть, тут следовало бы написать слова славы мне. Такой хорошей, которая пришла на помощь ребёнку-инвалиду. Но на самом деле — всё совсем наоборот. Тут место для слов благодарности Маше. Эта маленькая девочка спасла мой зрительный вектор. Она, ограниченная своим телом, подарила мне возможность любить, чувствовать, видеть мир таким, которым может видеть его развитый, наполненный зрительный человек. Она подарила мне возможность не испытывать больше страха, забыть обо всех своих болезнях и многом другом.

Потом я стала волонтёром-реабилитологом и в другой семье. Я не могу сказать, что это легко и просто.

Это тяжело.

Очень тяжело.

Очень-очень-очень тяжело.

Но сколько во мне будет сил, столько я буду этим заниматься.

И всем зрительным людям я искренне рекомендую стать волонтёрами. Помогать людям, которым меньше повезло в этой жизни, чем нам самим. Это позволить узнать такие грани мира, которые невозможно понять никогда ни от просмотра фильмов, даже очень сильных и эмоциональных, ни от прочтения книг, даже самых драматичных и оригинальных, ни от чего-либо другого.

Научиться сострадать другим людям, вывести свой страх наружу, научил меня прекрасный человек — Юрий Бурлан (ссылка www.yburlan.ru). Низкий поклон ему за это.

Также, Юрий Бурлан научил меня наполнить и все остальные мои вектора. Если интересно, читайте об этом здесь (http://100k.net.ua/life/100-mylife/126-moja-istorija.html).

P.S. А ещё я больше никогда не смотрю комедии. Часто они мне просто неинтересны, но бывает так, что я специально избегаю юмор. Почему так желательно делать всем зрительным людям и обязательно — звуковым людям, рассказывает Юрий Бурлан на лекции по оральному вектору в системно-векторной психологии.

Виктория Романова

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
16 комментариев Оставить комментарий
  • Александр

    Спасибо за ваш совет, аналогично сопротивлялся простому совету Юрия насчет сострадания. Надо будет попробовать.

  • Fyodor Tarasenko

    Виктория, знаете, когда я читал ваши результаты, особенно про чтение книг с печальным концом, я сам прослезился… теперь уже Вы, открывая свои чувства, вызываете в людях сопереживание. Спасибо Вам!

  • Елена Шаповал

    Спасибо, Виктория за такой искренний и честный рассказ! Плакала сама, когда читала… Еще до тренинга у Юрия Бурлана после трагедии с сыном друзей у меня ушло желание смотреть все юмористические передачи, комедии и рассказывать анекдоты. Раньше это было мое все!, особенно анекдоты — я их знала миллион и умела рассказывать. И вдруг все это отпало! Мне было это не понятно и странно. Тренинг все объяснил — помощь и участие в спасении сына друзей всем сердцем, умом и силами вывели свойства зрительного вектора наружу. Тогда я забыла не только о себе, но и о своих детях, муже и обо всем личном.

  • Светлана Цилюрик

    Спасибо Виктория, судя по вашей статье, подкармливая бездомных котят мне моё больное зрение не восстановить, пойти в волонтеры и помогать живым людям — и понять и переосмыслить зрительные страхи и удалить их, одновременно делая хоть что-то значительное для действительно нуждающихся, разве это не замечательно?

  • Елена Шаповал

    Светлана, да это просто единственный выход, чтобы действительно «вылечить» состояния страха. Недавно встречалась с одной моей старой знакомой, переболевшей онко по поводу ее болезни — водила свою подругу, которая сейчас больна, побеседовать. Так вот, сколько знаю эту женщину у нее всегда жила пара-тройка котов и собака. После болезни у нее живет 12 котов! Она говорит, что много думала о своей жизни, своих ошибках, почему ей выпали такие страдания. А теперь ее миссия спасать и лечить бездомных кошек. Это ее держит на плаву, к врачам ходить перестала. Я ей попыталась объяснить, что нужно миссию поменять на людей — помогать онко больным. Нет, она конечно помогает всем советом, кто к ней обращается. А самой пойти туда, где страдают, это в голову не приходит. С кошками проще, естественно, и приятнее.

  • Татьяна Сарана

    Да… знакомые чувства,сострадать это наше зрительное . Я всю жизнь не могла себя понять и муж мне говорил,если кому-то плохо,я бросаю все и лечу на помощь,действительно напрочь забыв о себе .Меня никто и ничто не могло остановить,я знала ,что кому-то плохо и это было целью .На тренинге поняла,вот это меня спасло от моей депрессии,которая давила ,если начинала думать о себе,о смыслах,что жизнь прожила впустую и не исполнила заданное богом,что то не совершила и этим нарушила многое во вселенной. Теперь все стало на свои места.

  • Ольга Новикова

    Да, абсолютно такие же переживания и откровения посещают меня когда хожу в детский дом, птички-котики и собачки- это не дети, которые нуждаются в сочувствии и милосердии. Помогать, конечно нужно по мере возможности всем, но мы ложно полагаем, что животные обладают такими же чувствами, как люди, а это не так. Мы просто фантазируем и переносит свои свойства на животных.

  • Anastasiia Kaprelova

    Отличная статья. Настольная инструкция по наполнению зрительного вектора.

  • Anastasiia Kaprelova

    Я тоже долго сопротивлялась. Пока не попала в больницу. Историй, которых я наслушалась от этих людей, хватит на всех зрительников. Девочки рассказывали, а я плакала. Каково было мое удивление, когда в моей жизни появилась любовь. Все, как говорил Юрий: ты открываешь свое сердце и оно заполняется любовью, и никаких страхов (боялась ужей, а теперь есть поцелуя с ужом )))

  • Anastasiia Kaprelova

    Да, Виктория, это действительно так. У меня тоже слезы на глазах после прочтения отзыва. Спасибо!

  • Anastasiia Kaprelova

    Знаете, Елена, с миссией — это сложно. Я тоже переболела очень серьезным заболеванием, смертность от которого в последнее время превышает смертность от онко заболеваний (по словам моего лечащего врача). И я тогда задумывалась над тем, что может это моя судьба — помогать таким людям. Но честно говоря, переосмыслив, не нашла в этом столь глубокого смысла. Не знаю, может в чем-то ошибаюсь. Но проблема болезней намного глубже, думаю, вы понимаете о чем я. А потому хочется устранить корень проблемы. Помочь людям быть здоровыми априори. Хотя безусловно, в случае вашей подруги, люди дали бы ей намного больше кошек. Но у каждого своя скорость осознания. Может она к этому еще придет.

  • Katherine A.B.

    И страх и черствость и холодное отношение, ладе к самым приветливым к тебе людям. Да, я тоже через это прошла. И так рада, что могу сказть об этом в прошедшем времени.

  • Татьяна Колесникова

    Я хочу подчеркнуть, что это результат больших усилий над собой. Некоторые негативные моменты прорабатываются прямо на тренинге, а более глубокие — с ними надо работать, делать над собой усилия, чтобы добиться желаемого результата. Тренинг Юрия Бурлана только лишь рассказывает о том, какие существуют способы, чтобы исправить в себе те или иные плохие состояния. А выбор всегда остается за нами. Изменить свою жизнь к лучшему или ничего не делать — личный выбор каждого человека.

  • Ольга Морозова

    Все вроде хорошо, работа человеком (Викторией Романовой) проводится над собой огромная, ничего не скажешь, но думается все же зачем уходить из одной крайности в другую, а именно, дословно: «специально избегаю юмор»? Да, комедии частенько тупы и примитивны, но не все без исключения, а как же тогда тот же фильм «Любовь и голуби»? Всё в этом мире должно быть уравновешенно, одно дополнять другое, а не вытеснять его вовсе, вот тогда будет гармония в человеке с самим собой, а следовательно и радость от многогранности этой жизни, а не ограничения либо полное исключения чего либо ценного и нужного из нее

  • Галина Некрасова

    Ольга, это не крайность. Если Вы пройдёте тренинг, вы поймёте, что смех — это анти чувство и он способен убить сострадание и даже любовь. Иногда зрительники и сами не очень любят смеяться, говоря — не смейся, потом плакать придётся. Это так, но не из-за того, что случится что-то. Просто потому, что смех опустошает. И приводит к состоянию тоски. Это очень негативное состояние для зрительника. И оно совсем не о любви. Фильм «Любовь и голуби » заставляет и плакать и смеяться. Но, согласитесь, там не юмор, там — жизнь. В этом фильме ничего не высмеивается.

  • Настя

    Читала ваш рассказ и слезы полились.. очень он трогательный.. Я сама кожно зрительная девушка, с большыми страхами в зрении, занялась волонтерством, ухаживанием за пожилым дедушкой 96 лет. Иногда чувствую что меня это наполняет, а иногда прихожу домой и все ровно на душе плохо, я плюс еще звуковичка. Слушаю классику,хочу научиться играть на пианино. Иногда бывает так плохо на душе,берусь советом помогать знакомым, с подругой начала заниматся английским..на ночь классику слушаю и с утра тоже,анальный вектор подпитываю уборкой дома и еще от обид это мне помогает.. но кожу не знаю как подпитывать.. ограничения ставить? танцевать? Наверное так.
    Мои искренние пожелания вам,и я надеюсь что вдохновление вас не покинет,помогать людям тем что вы есть,такой зрительный человек.

    Настя

Оставить комментарий