Есть огромное желание рассказать вам историю, произошедшую с моим сыном. Ему 10 лет.

В апреле 2015 года я записалась на тренинг по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана, имея большое желание обрести смысл жизни, найти ответы на многие волнующие вопросы: зачем, почему и как я докатилась до такой жизни. Но об этом я напишу другой результат и в другое время.

На середине прохождения тренинга мы с сыном сели смотреть фильм «Девочка со спичками» по рекомендации Юрия Бурлана, и тут сын стал говорить, что плохо видит изображение на экране. Я подскочила. Удивилась, потому что у него с самого детства отличное зрение и номер своей маршрутки, стоя на остановке, он видел почти за километр. Я засомневалась. Включила дополнительный свет, и мы продолжили просмотр.

На следующий день я распечатала на принтере таблицу для проверки зрения — такую, как висит в кабинете окулиста. Измерила верное расстояния от букв до глаз и обеспечила освещение. Хочу сказать, что разволновалась, когда, указав длинным карандашом на пятый ряд сверху, я не услышала от сына ни одного верного ответа. Решила проверить сама себя, попросив его показывать мне поочередно буквы на освещенном листе. Всё в порядке: вижу все, кроме самых нижних. При просмотре детских фильмов и мультиков он также жаловался на то, что изображение расплывается.

Сын теряет зрение. Что предпринять?

Я поняла, что у сына стремительно падает зрение. Паника и мелькающие мысли о том, что же теперь делать, сбивали меня с толку. Я позвонила в детскую поликлинику, чтобы записаться на приём к детскому офтальмологу. В регистратуре мне ответили, что запись производится на следующий месяц, и я попаду на прием только через 30-35 дней. Я отказалась от записи, понимая, что это очень долго. Мне нужно было что-то срочно предпринять. Я не знала, что делать. В нашей семье никто так скоротечно не терял зрение. У моих родителей оно стало портиться только после 50 лет.

Я открыла интернет и стала читать статьи на портале Системно-векторной психологии Юрия Бурлана про зрительных детей. Думала, может быть, я что-то упустила на лекциях. Хотя совсем недавно я прошла на первом уровне занятия по зрительному вектору. Помню, что Юрий говорил о домашней животинке и ее гибели как о причине испортившегося зрения у дочки.

Но у нас-то нет дома никаких зверей и никогда не было. Сын имеет мягкую игрушку-солнышко, которое смеётся, когда нажимаешь на пузико. Вот с ним у него эмоциональная связь. Каждую ночь спит с ним, а утром вешает на специальный гвоздик на стене. Да и я ему посвящаю много времени, он делится со мной всем, что с ним происходит. У меня работа на дому, и поэтому я практически постоянно с ним контактирую. Бабушек и дедушек, которые могли бы с ним общаться, у него нет. По состоянию здоровья они не могут с ним быть.

И когда я уже совсем обессилела от множества вопросов, я позвала сына, посадила перед собой и спросила: «Дима, скажи, пожалуйста, были ли у тебя в последнее время какие-нибудь душевные переживания?» Он вопроса не понял. Я помогла: «Что тебя волнует сейчас и каждый день? Сильно волнует. О чём ты думаешь ежедневно? Это важно! Скажи».

Это были напряжённые минуты, я ждала с надеждой, что он откроет мне глаза на ситуацию. Он спросил:

— А ты точно ругаться не будешь?

— Нет, не буду… Говори.

— Мам, помнишь, ты мне недавно сказала, что больше нет возможности дружить с моим лучшим другом? А он мне дороже всего на свете. Я забыть не могу. Всё думаю о нём…

Прозрение

Его слова были как гром среди ясного неба. Я вспомнила. Точно. Какая же я дурочка! Как не понимала, что забрала самое ценное, что у него есть.

Поясню. Я няня. Уже 10 лет работаю у себя на дому. Когда моему сыну было 3,5 года, ко мне привели мальчика полутора лет. Он стал ходить к нам постоянно. Мама его даже в сад не отдавала — так ей понравилось, как я занимаюсь с ее ребенком, забочусь и ухаживаю.

С тех пор я поменяла четыре съёмные квартиры, вынужденно переезжая, но она продолжала приводить ко мне своего мальчика. То есть получается, что с 1,5 до 6,5 лет (а это около пяти лет) мой сын общался с этим мальчиком, Глебом. Привык, почти вырастил его вместе со мной. Мы были с ним, когда он начал говорить; мы были с ним, когда он научился писать в горшок; когда научился держать ложку, затем карандаш…  Он был Диме уже как брат. Они срослись эмоционально.

Однако мое состояние было не лучшим в тот момент. Моя многолетняя депрессия зашкаливала за предельные нормы: раздражали все и вся, хотелось закрыться дома и никого не видеть. Были невыносимы громкие голоса ребят в квартире. Бесили любые советы по поводу найти счастье в жизни. Уже не помню, что именно, но меня просто взорвала какая-то фраза мамы Глеба. Она постоянно хотела мне помочь через гадания на картах Таро, ясновидением, расстановками по Хеллингеру, Рейки и т.д. Раздражала меня своим высокомерием и наплевательским отношением к людям, любовью к деньгам, золоту и жадностью.

И однажды я решила, что больше не хочу с ней видеться. Я больше не хотела испытывать неприязнь к этой женщине, мне легче было отказаться от общения с ней и её сыном. Я заявила своему сыну, что больше Глеба у нас не будет. Это было за пару месяцев до тренинга.

И в тот день, когда ребенок сказал мне, что я отняла у него самое дорогое, я неожиданно поняла, что больше не испытываю ни грамма неприязни к маме Глеба. Даже наоборот. Я видела и понимала её тягу к расчетливому отношению к людям, к имущественному превосходству и достатку, понимала её любовь к бусикам и красивой одежде. Это была кожно-зрительная женщина, и таковы были ее свойства. Она стала для меня просто частью вида, «охотницей за мамонтом и зрительной охранницей стаи».

На следующий день я позвонила ей и предложила нашим детям видеться на моей территории, например, раз в неделю. Детям эта идея понравилась. Все закрутилось, завертелось… Я и забыла, что все начиналось с испорченного зрения. Вспомнив спустя месяц, я снова поставила сына перед листом с буквами: Ш  Б, м н к. 100% зрение! Он снова видит номер своей маршрутки со своей остановки, как только она появляется из-за поворота.

Спасибо всем, кто пишет замечательные статьи по Системно-векторной психологии, которые можно легко найти на огромном пространстве интернета, лишь набрав нужную тему. Спасибо Юрию Бурлану за обретённое мной на тренинге спокойное отношение ко всем людям — «плохим» и «хорошим».

Спасибо за сына, за его глаза, которые смотрят на мир и видят множество оттенков радуги, света и различают любые нюансы настроения на моём лице… теперь всё больше радостном!

Галина Поддубная

3 комментария Оставить комментарий
  • Виктория

    Галина, спасибо за такой подробный разбор причин и следствий. Вот уж точно мамочка прозрела. Зрительный вектор это создание эмоциональных связей и не только с «животными», но и с людьми.

    Кстати у меня у самой зрение стало портится с возрастом и от того,что я стала сама рвать эмоциональные связи.

    Когда выписала это на тренинге — зрение улучшилось. Очки нужны только для чтения. И без всяких упражнений зрение улучшается. ПРодолжаю исследовать психологические причины падения зрения.

  • Марина

    Сейчас практически все зрительники в очках. Такое осознание нужно им всем. Спасибо за статью, Галина!

  • Галина

    Галина, очень рада за вас, вашего сынишку.Спасибо за статью.

      Оставить комментарий