Александр Горн

Александр Горн

Предыстория

В 2002 году, когда я проходил общее обследование в поликлинике, мое зрение на обоих глазах было 100-процентным. Помню, как тогда радовался тому, что в отличие от некоторых сверстников, мне не приходилось носить очки, что можно было в полной мере радоваться всем краскам мира.

Примерно в 2006 году я начал замечать, что изображение расплывается и становится нечётким. Особенно хорошо это было заметно ночью, при взгляде на светодиоды, из которых состоял номер автобуса. Изображение было размытым, но, по мере приближения автобуса, цифры становились более чёткими. В то время мне в голову стала закрадываться мысль, что всё-таки зрение начало садиться, как у всех, и скоро придётся надеть очки.

Летом 2008 года я проходил проверку зрения в офтальмологическом кабинете. На левом глазу зрение по-прежнему было 100%, а правым я не смог прочитать две нижние строчки. Но пока я еще мог ходить без очков.

Весной 2012 года я понял, что ходить без очков уже не могу, и решил пойти в оптику, чтобы заказать их. При проверке зрения в кабинете у офтальмолога на левом глазу определили минус, а состояние правого не удалось полностью понять. Измерения происходили на обычном приборе, где всматриваешься в домик на зеленом лугу. Тогда сказали, что, возможно, на правом глазу – кератоконус, заболевание глаза, при котором роговица истончается и принимает коническую форму.

Хождения по врачам. Клиника микрохирургии глаза имени Федорова – доктор Измайлова

После проведения детальной диагностики в клинике мне поставили диагноз: кератоконус 2-ой и 3-ей степени на левом и правом глазу соответственно. Доктор Измайлова предложила мне сделать на правом глазу сегменты, а левый пока понаблюдать. Она подробно рассказала мне про операцию: что сегмент — это на всю жизнь и что, вообще-то, с кератоконусом ничего не сделать. Все эти операции — только отсрочки от сквозной кератопластики (пересадки роговицы).

Как вариант, доктор предложила мне попробовать жёсткие линзы и посмотреть, как я себя буду чувствовать. И таки да: жёсткие линзы дали почти идеальную картинку. На левом — 80% зрения, на правом — 70% (без линз видел только Ш Б), а обоими — 100%. Единственная проблема состояла в том, что от линз сильно уставали глаза, и носить их больше 6-7 часов было настоящим мучением. Отдыхать же после них надо было часа 2-3, чтобы можно было хоть что-то делать с открытыми глазами.

С июля 2012 по январь 2013 я ходил в жёстких линзах. С операцией пока решил не торопиться (хотя это промедление, как я понимаю, было связано с банальными зрительными страхами). В январе 2013 попробовал себе сделать очки, чтобы увеличить время работы за компьютером, так как в линзах было очень тяжело работать весь день. Так до весны и перебивался с очков на линзы.

Весной 2013-го после полугодовых наблюдений за состоянием зрения решил сделать операцию, хотя и так было понятно, что зрение падает и будет падать. Каждые 5-7 дней замечалось ухудшение: какие-то предметы становились все менее чёткими, надписи — всё более размытыми.

Московская глазная клиника — Слонимский Алексей Юрьевич

К доктору Слонимскому я пошёл по рекомендации офтальмолога, у которого делал очки. В клинике мне ещё раз подтвердили диагноз – кератоконус, предварительно сняв топограмму. И сказали, что кератоконус на данной стадии лечить можно либо у доктора Измайловой, либо у доктора Калинникова Юрия Юрьевича. В Московской глазной клинике необходимые мне операции не проводились.

ФГБУ «Клиническая больница» — Калинников Юрий Юрьевич

На приёме Юрий Юрьевич сказал мне, что на правом глазу будем делать фемтокольцо, а на левом — кросслинкинг. Операции сделали. Конечно, они не смертельные, но в них мало приятного. 29 мая 2013 сделали фемтокольцо и 9 июля кросслинкинг.

Расплывчатости на правом глазу стало меньше, но какого-то ощутимого прироста в зрении я не заметил (проверял во время чтения книги: как читал впритык, так и читал). Левый глаз после окончательного восстановления субъективно стал видеть чуть хуже, чем до операции. На правом глазу зрение менялось в течение 3-4 месяцев после операции, на левом — около двух с половиной месяцев.

Повторное прохождение тренинга

После операций я решил ещё раз дополнительно пройти тренинг по системно-векторной психологии у Юрия Бурлана. Меня не оставляла в покое мысль, что за всеми зрительными страхами стоит корневой страх – страх быть съеденным оральным каннибалом, а мои проблемы со зрением – результат этого страха.

Тренинг, как и в первый раз, захватывал от первого до последнего слова, невозможно было оторваться ни на минуту. На лекции по обонятельному вектору (10 октября 2013) Юрий произнёс фразу: «Всё нездоровое зрение (зрение в страхах) отсекается обонянием». В этот раз фраза откликнулась внутренним объёмным понимание роли людей со зрительным вектором в обществе. Как врожденный страх быть съеденным превращается в свою противоположность – в любовь. Как природа в лице обонятельника отбирает лучшие кадры для формирования культуры.

И на следующий день я заметил значительное улучшение зрения. Конечно, оно не стало сразу 100-процентным, но улучшение было очень явным.

14 октября было обследование, в ходе которого мои ощущения подтвердились: легче читалась таблица с буквами. А ещё через месяц, 18 ноября, левым глазом я увидел на две строчки больше, а правым — на одну.

Итог

Было ли это излечение кератоконуса — пока говорить рано. НО последние два месяца я наблюдаю постоянное улучшение зрения, при том, что положительной динамики не было больше месяца после стабилизации зрения.

Врачам было бы интересно, наверное, посмотреть топограммы за весь период, но у меня есть пока только первая от доктора Измайловой. Остальные у Калинникова на руках. Через пять месяцев он, возможно, отдаст мою медицинскую карту, и тогда можно будет посмотреть всю картину.

Кроме того, я бы еще рекомендовал тренинг тем, кто страдает чувствительностью к линзам. Теперь в линзах при необходимости я спокойно могу ходить до 12 часов.

Раньше меня беспокоила тянущая боль в правом глазу, которая возникала при повороте головы. Казалось, что вот-вот от задней стенки глаза оторвётся какая-то мышца. Иногда после неудачного поворота головы приходилось отходить около пяти минут. Теперь боль уже не появляется, она прошла вместе со страхами.

Также ранее периодически возникала боль (по ощущениям в самой роговице) настолько неприятная, что хотелось лезть на стенку. Эта боль так же ушла вместе со страхами.

Я ни в коем не хочу ставить профессионализм докторов под сомнение, но есть факторы, которые ими не учитываются, — это влияние нашего психического на физическое здоровье. Кератоконус возникает, в основном, у детей пубертатного (подросткового) возраста, так что это лишний повод задуматься родителям, у которых есть дети со зрительным вектором. Возникновение проблем со зрением у зрительников – это всегда результат какой-то психологической травмы или стресса, которые бьют, прежде всего, по самому их чувствительному сенсору – глазам. Я знаю 4 человек с диагнозом кератоконус, и все они имеют зрительный вектор. Себя я тоже определяю как человека со зрительным вектором.

Повторное прохождение тренинга позволило глубоко осознать суть, то есть понять корень всех векторов, понять, как группа из всех восьми векторов двигается в будущее, реализуя основные задачи – выжить во что бы то ни стало и продолжить себя во времени. Как каждый якобы отдельный человек за счёт своих врожденных свойств и желаний помогает реализовать эти две основные функции обществу. Как необходимо вписаться в общество, чтобы испытывать максимум радости и не испытывать психологических и психосоматических страданий.

Александр Горн, маркетолог

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
11 комментариев Оставить комментарий
  • Оленька Мезенцева

    Какой замечательный результат. И очень важно еще понимать когда именно и благодаря чему он начал реализовываться, когда зрение начало восстанавливаться.

    Выздоравливайте окончательно, Саша! Думаю, тренинг поможет этому в кратчайшие сроки.

  • Галина Некрасова

    Любопытный результат. Очень. Есть над чем подумать. Спасибо.

  • Elena Shapoval

    На зрительных лекциях поняла причину снижения своего зрения. Не могу сказать, что оно улучшилось, но два года как стоит на месте. А уже все-таки возрастные изменения сказываются. А вообще, дольше могу сидеть за компьютером, раньше больше получаса не выдерживали мои глаза. Определенно зрение улучшается. Интересно, как будет после повторного прохождения 1 уровня? Такой результат да в каком-то медицинском журнале опубликовать.

  • Anastasiia Kaprelova

    Потрясающий результат. Правильная реализация зрительного вектора наружу действительно улучшает зрение. Невероятно.

  • Katherine A.B.

    Вы знаете, если бы в моей жизни не произошло, тоже «странных изменений» на физиологическом уровне, после тренинга, я бы сама Вам не поверила. Но то что Зрение, может быть исправлено и многие другие психосоматические заболевания тоже. Я меня уже нет никакого сомнения. На личном примере!

  • Татьяна Колесникова

    «Я ни в коем не хочу ставить профессионализм докторов под сомнение, но
    есть факторы, которые ими не учитываются, — это влияние нашего
    психического на физическое здоровье» — к большому сожалению современная медицина это не учитывает. А вот когда произойдет интеграция двух этих областей знания, эффективность лечения заболеваний повысится в сотни раз. Впрочем, к тому времени, когда это произойдет, больных будет гораздо меньше, чем сейчас, и тоже благодаря СВП)))

  • Татьяна Лавида

    Надеюсь, Александр, зрение у Вас еще будет улучшаться. Видела в сети, как Вы реализуете зрительный вектор — поддержка (сопереживание) онкобольных деток. Спасибо, за Вашу реализацию и потрясающий результат!

  • иринка

    Прочитав ваш отзыв, окончательно утвердилась в мысли, что буду проходить тренинг повторно! Хочется еще больше обьять необьятное)

  • Галина Резниченко

    Удивительно насколько мощно наше психическое воздействует на нас на физическом уровне. Не предполагала, что настолько до прохождения тренинга. Спасибо, Александр, за ваш отзыв, успехов и дальнейшей реализации.

  • Svetlana Tsilyurik

    Александр, удивительно какой результат. Поздравляю с пообедой над страхами! Я в клинике Фёдорова прооперировала глаза в 2003г. У меня оно стало падать в 1 классе- а мама в этом году вышла замуж и появился отчим и маленькая сестра. Я поняла на тренинге, что как ребёнку со зрением для меня это стало стрессом и как следствие послужило для меня в таком возрасте, восприятие такой картины дома разрывом эмоциональной связи с матерью. Нет, мы не ругались, но если находясь с ней одна в квартире я чувствовала себя в безопасности, то теперь когда получив подзатычину от чужого человека, который смел меня трогать у меня же дома, а от неё я не получила никакой поддержки, я поняла, я это отчётливо помню даже сейчас, как моя уверенность в ней лопнула окончательно. Что-то сломалось. И зрение ушло в минус моментально. Уже в декабре мы покупали мне уродские очки с толстыми линзами и мать не понимала, что со мной случилось… ведь я видела в самую страшную зимнюю пургу номер автобуса еще за 150-200 метров до остановки…

  • Иринушка

    Хотелось бы уточнить,каким образом обоняние приводит в норму зрение

Оставить комментарий