Игорь с детства был тихим мальчиком. Рос спокойным ребенком, а игры со сверстниками… Не получалось игр. О таких детях еще говорят: «нелюдимые». Сложилось так, что воспитывал Игорешку папа, мама Наташа витала в облаках и командировках, и ей было, как правило, не до сына. Организация гастролей известных артистов требовала душевных сил, а также эмоциональных и временных затрат, поэтому во время концертов мама отдавала всю себя, как ей казалось, зрителям. На самом же деле Наталья работала администратором, талантливым, такие всем звездам нужны, но администратором. Имеющийся за плечами театральный вуз с громким названием не вывел Наташу на сцену, но привел за кулисы. А закулисье — это уже почти сцена.

Когда-то, когда Игорешка был помладше, родители часто ссорились, но только он не очень понимал из-за чего. Ссоры и многочисленные разбирательства заканчивались, только когда мама отправлялась сопровождать очередные звездные гастроли.

Кожно-зрительная женщина в поисках себя… Она очень хочет славы и известности, хочет поклонения и поклонников, но в силу определенных обстоятельств получает только право быть «при звездах». Против природы не попрешь, и всю силу своих чувств, всю силу зрительного вектора она направляет на предмет мечтаний — звездную жизнь, «хоть тушкой, хоть чучелом». Разница между желаемым и достигнутым выплескивается на мужа в виде ссор и разбирательств, а отсутствие должного внимания к воспитанию сына — ее природный «крест», ибо рождена была для славы, а не чтобы детей рожать и воспитывать…

из тихого омута

Как только мама приезжала домой, в квартире то и дело были слышны ее громкие возгласы и восторженные рассказы о гастрольных событиях. До тех пор, пока не находился какой-нибудь повод для ссоры с папой. Папа Сергей обычно говорил тихо и медленно, «с толком, с расстановкой». Несмотря на это, Игорю всегда было слышно, о чем говорит отец. И не приходилось ни прислушиваться, ни переспрашивать, а на множество всех его детских «почему?» у Сергея всегда находились почти исчерпывающие ответы. Мамины «ахи» и «охи» вызывали желание съежиться и спрятаться хоть куда нибудь.

Игорь — ребенок, имеющий звуковой вектор. Он от рождения обладает чувствительным слухом, и, к сожалению, родительские разборки, продлись они дольше и окажись интенсивнее, могли бы привести к развитию у Игоря серьезных отклонений в физическом здоровье. Пока же удар взяла на себя психика ребенка, так как фактически прятаться от болезненного для него шума он мог или во время чтения у себя в комнате или закрыв ладонями уши. Всю жизнь с закрытыми ушами не просидишь, значит, нужно приспосабливаться и учиться отключать внешний шум. Он приспособился и научился, так как объем навязываемой извне звуковой активности превосходил возможности его мозга усвоить ее, а мама, увы, об этом даже не догадывалась.

Организм ребенка смог адаптироваться к условиям, правда, достаточно своеобразно: все разговоры одноклассников он воспринимал как общий шумовой фон. Сам по себе тихий и почти неслышный в коллективе, интроверт от рождения, Игорь полюбил одиночество. Когда ребята из класса после уроков собирались в шумные стайки и шли за чипсами и колой в ближайший супермаркет, ему с ними не хотелось. С ними ему вообще ничего не хотелось, потому что у него были папа Сережа и книги. Компания Сергея Игорешку вполне устраивала: тот был ему и другом, и советчиком, и защитником, а еще… А еще — учил боевому искусству владения холодным оружием.

из тихого омута

Они тренировались на спортплощадке недалеко от школы. Отец учил сына правильной защите.
— Попробуй двигаться резче и удары наносить четче.
Игорь старательно и с упорством повторял движения одно за другим. Он старался вложить в удар все силы, которые у него были, но каждый раз понимал, что выходит не до конца хорошо, неуверенно. Чего-то не хватало, самой малости… Но вот чего? Отцовское же умение обращаться с холодным оружием восхищало и вызывало уважение одновременно. Еще бы — где оружие, там и зависимость от него человеческой жизни…

Оставаясь неконтактным с одноклассниками, он всегда держался в стороне от них. Учился мальчик ровно, слыл хорошистом и звезд с неба не хватал. Отсутствие большого рвения к учебе он компенсировал любовью к чтению: книжек читал много и с упоением. Брал в библиотеках, дома и, принося с собой в школу, занимал чтением все переменки между уроками. Многие вопросы, которые он задавал отцу, начинались с фразы: «Я прочитал, что…» Другие времена и эпохи, космические исследования и открытия, древние цивилизации — книжный мир замещал собой мир окружающий, а страницы книг заменяли реалии действительности. Сергей не возражал против такой тотальной увлеченности литературой, полагая, что ботаном быть сыну ни к чему, пусть лучше будет информационно подкованным в разных сферах знаний. Он считал, что мудр тот, кто знает не многое, а нужное, и потом, о том, что непонятно, всегда можно спросить.

Для Игоря, мальчика со звуковым вектором, главное — это его внутреннее, его ощущения, недосказанность, поиск ответов на вопросы: зачем это все вокруг, зачем я, зачем они и т. д.? Или, например, зачем мы пришли на эту планету, в чем состоит настоящая сущность вещей? Для одиннадцатилетнего мальчика эти вопросы казались уж очень взрослыми. На внешний мир Игорь особого внимания не обращал — для чего, когда во-он сколько вопросов без ответов? Вопросы задавать Игорь любил. Еще любил думать и «искать корни»: событий, действий, поступков. Но делал это как бы со стороны, активно ни во что не вмешиваясь. Присутствие большого количества людей на него давило, но иногда и их, и шум, исходящий от них, приходилось терпеть, например, в школе. Были у школы и другие «сюрпризы»: одноклассники его в упор не замечали. Странному тихому мальчику никто не звонил спросить «домашку» и никто не звонил ее продиктовать, когда он болел.

из тихого омута

Отец увещевал его, применяя, казалось бы, убедительные аргументы:
— Тебе достаточно подружиться с ними первым, начать общаться… У вас наверняка найдутся общие темы для обсуждения, книги, которые одинаково нравятся и тебе, и твоим одноклассникам! Дай им такую возможность — общаться с тобой, как с остальными ребятами. Вы должны научиться понимать друг друга, тебе нужно иметь настоящих друзей.
Папа Сергей обладает анальным вектором. Он знает от рождения, как воспитывать сына, какие слова подбирать, как сделать так, чтобы сын ему доверял. Папино призвание от природы — передать все знания следующим поколениям людей.

— Мне неинтересно с ними. У меня есть ты, ты — настоящий друг. Зачем мне кто-то еще?

Доводы у отца заканчивались, а Игорь шел за очередной книжкой.

В каждой школе в начале учебного года случаются новенькие. Не стала исключением из правил и школа, где учился Игорь.

— Можно тут сесть?
Голос прозвучал звонко и очень громко. Слух, а точнее слуховой аппарат, — это наиважнейшее связующее звено человека со звуковым вектором с внешним миром.
Несмотря на то, что дома периодически возникали «активные» шумовые волны, исходящие от мамы, и Игорь уже адаптировался к ним, громко произнесенная фраза нарушила состояние внутреннего комфорта, прервала его погружение в себя и свои мысли.

С самого начала учебы, да с самого первого класса, он сидел один. В течение всего дня его сопровождала тишина рядом — это была обычная ситуация, к которой он привык и в которой чувствовал себя максимально комфортно.
И вдруг: «Можно?..»
Когда сидишь за партой один, тебя никто ни о чем не спрашивает, никто не задевает, не дергает и не отвлекает от мыслей, в которые ты погружен. Никому не нужно давать списывать. И за чипсами и колой ни с кем идти не нужно, потому что не с кем и потому что никто не зовет.

из тихого омута

— Что читаешь? — его снова выдернули «на свет».
— «Крысу из нержавеющей стали» Гарри Гаррисона.
— Даже не слышала о такой.
— Может, тебе и не нужно…
— Что значит «не нужно»? Ты слышишь, что я говорю с тобой?
— Нет.

С виду — самая обычная девочка с косичками.
«Строит из себя очень умную и пытается влезть ко мне в доверие. Зачем?»

Размышления Игоря в который раз были прерваны тирадой новенькой:
— Ты сам по себе, да? И общаться не хочешь. Но я никому из них не верю, я знаю, ты же не такой, как говорят о тебе другие…
Ее монолог натолкнулся на колючий взгляд Игоря, но колючки быстро сменились неподдельным удивлением:
— Откуда тебе знать? Ты меня первый раз видишь.

«Ищите женщину» — во все века говорят эту фразу на разных языках. «Шерше ля фам»… Ответ Игорь увидел в глазах Светы, той самой новенькой девочки. «Она другая, не такая, как они», — тут же подумалось ему.

Света, звуко-зрительная девочка, прекрасно через свои свойства понимала, в чем проблема Игоря. И ей было не стыдно общаться с ним, хотя другие и одергивали ее: «Ты что, дура с ним сидеть? Он вообще разговаривать не умеет».

Очередная тренировка на той же площадке. Игорь снова отрабатывал движения и удары, внимательно слушая наставления тренера. Только вот появились дополнительные «персонажи» — рядом веселятся одноклассники. И снова они что-то бурно обсуждают. Какие докучливые… Новый удар. Вот оно! Он наконец почувствовал, что ПОЛУЧИЛОСЬ! Он нашел ту «самую малость», которой ему не хватало раньше, он нашел ее, бросив лишь один недобрый взгляд на своих одноклассников.

из тихого омута

— Молодец! Еще раз давай!
Игорь обратил внимание, что одноклассники притихли… «Заметили…»
Следующие пять ударов вышли еще лучше прежних, он был готов отрабатывать их еще и еще. Впервые на него посмотрели с интересом и одобрением. Его заметили.

Так он даже стал популярным, ребята одобрительно похлопывали его по плечу: «Не подведи школу!»

Так Света помогла Игорю немного вылезти из себя, этот первый толчок был самым важным. Игорю помог и контакт с отцом. А если бы не было этого контакта? Последствия могли бы быть самыми печальными, как для мальчика, так и для его одноклассников. У Игоря не сложились отношения с другими детьми, он жил, обходясь без связей с ними. Для звуковика перестать ощущать внешний мир — это первый шаг к потере моральных и нравственных ориентиров.

Еще они не особо дорожат и собственным телом. Они существуют и в нем, и вне его одновременно. Самое главное в их жизни не сама жизнь, самое главное — оно находится где-то, оно вообще непонятно что, его еще найти нужно. А пока звуковик в поиске истины, он будет сосредоточен на своих состояниях: «Тварь ли я дрожащая или право имею?» — и искать наполнение для этих состояний, искать выход из них.

Как растить звуковика? Какие слова и звуки вкладывать в его голову? Чем заменить неприязнь к миру внешнему и как вывести в наполнение от мира внутреннего? У системно-векторной психологии Юрия Бурлана есть ответы на эти и другие вопросы, есть рекомендации и множество другой информации, призванной постичь звуковиков и обладателей других векторов.

из тихого омута

Автор: Оксана Ризова

Статья написана по материалам тренингов по cистемно-векторной психологии Юрия Бурлана

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
15 комментариев Оставить комментарий
  • Наталья Красуля

    Какой прекрасный разбор полётов! Читать всем родителям, может у вас именно такой ребёнок. Я только недавно перестала кричать, вообще перестала кричать на детей на мужа… Бедные мои, простите за непонимание вас и …себя!

  • Татьяна Сарана

    Согласна,Наталья! Рада за тебя и твоих деток!!!Отличный результат!Моя средняя дочь всегда молча сидела,что-то копошилась в книгах. Я делала замечание,иногда повышала голос(понимаю свою ошибку теперь).Думала просто ребенок не хочет выполнять обязанности по дому,пока не встретилась с ее учительницей .Она стала рассказывать о том, какая моя девочка умная и новые темы по алгебре сама рассказывает классу,тут я дар речи потеряла.Извинялась перед дочерью потом.

  • Елена Шаповал

    Наталья! Как же Вам и Вашим близким повезло, что Вы вовремя встретились с системно-векторной психологией! Я вот орала на своих детей, особенно на старшего — анально-зрительно-звукового. Он меня просто бесил, особенно в подрастковом возрасте. Мне казалось, что он абсолютно не слышит меня, что все делает наоборот или на зло мне. Как я теперь раскаиваюсь! Своими воплями из послушного и умного мальчика вырастила противоположность. Теперь только на одно надежда, что рано или поздно, он меня услышит и пройдет тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

  • Наталья Красуля

    «Теперь только на одна надежда, что рано или поздно, он пройдет тренинг по системно-векторной психологии Юрия Бурлана.» Елена, это и моя надежда… Со старшим испортила всё что могла (((((((((( А ведь хотела как лучше.

  • Fyodor Tarasenko

    Вот читал статью сейчас и вспоминал своё детство… как это всё знакомо… и ссоры на повышенных тонах и нежелание учиться и проблемы с одноклассниками… всё в точности, разве что за колой и чипсами я ходил с друзьями…

  • Светлана Цилюрик

    Очень интересно было почитать и появились новые факты о звуковых детях к уже имеющимся.
    Обратила внимание и на то, что «Для звуковика перестать ощущать внешний мир — это первый шаг к потере моральных и нравственных ориентиров». Спасибо, Оксана!

  • Елена Шаповал

    Всегда читаю результаты прошедших тренинг, которых уже тысячи и которые все добавляются и добавляются к моей огромной радости. И сколько среди них избавления от похожих на мои состояний. Все больше убеждаюсь, что эти устойчивые результаты подтверждают истинность и научность системно-векторной психологии. А значит, и мой сын сможет все изменить в своей жизни.

  • Наталья Красуля

    Да, Елена, сможет, если захочет!

  • Наталья Красуля

    Настолько всё наблюдаемо, что диву даюсь, как можно было этого не видеть раньше? Ан нет, мышление «настройки» требует! Спасибо, Фёдор, за ещё одно подтверждение.

  • Елена Шаповал

    А потом на суде мама будет кричать, что расстрелять массу людей или взорвать толпу ее сынок не мог. Он же всегда был ниже воды, тише травы. А маме-то как хорошо и удобно было все это время — не нужно напрягать душевные силы, чтобы хотя бы выслушать его недетские вопросы.

  • Svetlana Tsilyurik

    В том то всё и дело, огородившись отговоркой- накормила, напоила, где спать и поесть, что надеть имеется, а что у ребёнка на уме, какая разница, вон …сидит себе в приставку играется целыми днями, никому не мешает….

  • Елена Стрелкова Галиева

    Именно звуковая подруга так же помогла мне не стать изгоем в школе. Она с первого класса,я новенькая .Вместе с ней мы стали известными в школе,играли на гитаре,пели участвовали во многих школьных проектах.

  • Наталья

    Жизненно ,так легко читается.Спасибо, что разложили по полочкам.Доходчиво.

  • Галина Поддубная

    Так эта статья про моего сына.Его также дразнят нелюдимым и необщительным,никто с ним сидеть не хочет…задумчивый,часто в своих мыслях.Спасибо за статью.

  • Юлия Сунчугашева

    Божественно)))благодарю за статью)))

Оставить комментарий