Однажды в социальной сети вы видите крик о помощи тяжело больному ребенку. Читаете историю его борьбы с болезнью, обливаясь слезами. Рассматриваете фотографии, где он, такой худенький и бледный, и его изможденная, потерявшая надежду мама. Глядя на это горе, вы без сожаления перечисляете посильную сумму на счет крохи. И потом еще полдня ходите под впечатлением, думая о том, как трудна и безрадостна его жизнь.

Спустя некоторое время вы приходите в себя, вам уже не тяжело думать об этом ребенке, но вы решаете: горе горем, помощь помощью, однако так близко к сердцу принимать чужие страдания совсем ни к чему – это вредно, опасно и может привести к стрессу. Да и чем помогут такие сильные переживания малышу? Ему – ничем, вам – тем более. А вы слишком чувствительны и все переносите на себя. Нет, хватит, больше никаких печальных историй.

Действительно ли это так опасно? Что ценного может быть в этих переживаниях, и почему мы их себе запрещаем? Лучше всего понять это получится при помощи системно-векторной психологии Юрия Бурлана.

Почему мы так реагируем

Способностью испытывать эмоции в той или иной степени обладают все люди. Но некоторые ощущают их особенно остро. Это люди со зрительным вектором. Амплитуда их эмоциональности настолько широка, что опознать человека со зрительным вектором очень просто: именно они могут за короткое время испытать бурный восторг, а после грусть; сильный страх, а затем приступ беспричинной радости.

Такая чувствительность заложена в представителей зрительного вектора природой: наблюдательные, чуткие, обладающие зорким взглядом, на заре человечества они были глазами первобытной стаи, первыми замечающими опасность. Сегодня, когда наше общество и образ жизни многократно усложнились, эта эмоциональная чувствительность служит хорошую службу – при условии, что она развита, направлена на сопереживание и сочувствие к другому.

Люди с развитым зрительным вектором становятся теми талантливыми психологами, которые снимают стресс страдающего человека не при помощи научных методик и унифицированных приемов, а за счет своего искреннего мощного сопереживания, которое «съедает» боль другого и облегчает его состояние. Нередко они занимаются благотворительностью, волонтерством – то есть реальной помощью всем, кто попал в беду. И помощь эта не ограничивается сбором средств на дорогостоящие медицинские процедуры: общаясь с больными и страдающими людьми, они облегчают их страдания, являя тот самый феномен сопереживания.

Кто-то направляет этих людей на такую деятельность? Кто-то подсказывает им, в какой сфере они могли бы применить себя? Конечно, нет. Они занимаются этим, потому что не могут иначе: им хочется помогать и хоть чью-то жизнь делать лучше, растворяя в своем сочувствии чужую боль.

«Они что, такие все альтруисты до мозга костей, которые способны забыть о себе и своей жизни?» – спросите вы. Здесь надо понимать, что подразумевается под посвящением себя другим. Там, где вы искренне наполняетесь сочувствием, вы не страдаете сами, не болеете душевно и физически от большой порции печальных картин – это «работает» совсем иначе. На пике эмоционального переживания человек со зрительным вектором испытывает любовь к другому, объемное мощное сочувствие. При спаде переживания оно сменяется чувством печали, грусти, ощущаемые как очищающее переживание – они не отягощают, не опустошают, не приносят страданий, а выравнивают эмоциональное состояние, которое в следующий раз снова «взметнет» до пика сопереживания, а затем успокоится в светлой грусти.

Когда я была студенткой, в нашем университете была летняя практика в детских лагерях. Мне попался отряд особенных детей с задержками умственного и физического развития. Мама очень переживала за меня и гадала, как работа с такими детьми скажется на моем психологическом состоянии – ведь это тяжело, это должно выматывать и опустошать. Так вот, когда я приехала после практики домой, она не узнала меня: такой умиротворенной и вдохновленной ее дочь не выглядела никогда.

Почему мы запрещаем себе сопереживать

Если в популярном западном журнале по психологии поискать материалы на тему сострадания, можно быстро найти предупреждение: сопереживание не должно означать слияния с человеком, этого нужно избегать, нужно контролировать свои чувства! При этом европейские психологи признают, что до какого-то предела эмпатия и сочувствие весьма полезны. Ведь даже в крупных западных компаниях упражнения на развитие эмпатии уже включают в тренинги для сотрудников: эмпатичные начальники показывают больше эффективности на работе, лучше стимулируя своих подчиненных.

Впрочем, запрещаем себе излишне сочувствовать мы не из-за этих советов. Виной тому – наш все контролирующий, запрещающий кожный вектор (который, кстати, объясняет и поведение западных психологов с их кожным менталитетом). Ограничивать – его внутренняя потребность, особенно если речь идет о собственном здоровье. И стереотип о вреде сильных эмоций, которые возникают при виде горя другого человека, здесь только играет на руку. Мы говорим себе: «Стоп! Хватит! Это вредно, больно, избыточно! Посочувствовал – и хватит. Надо же и о себе думать. А то ведь и до эмоционального выгорания рукой подать». Мы уговариваем себя поберечься, рационализируя такое свое решение и получая от этого ограничения свое маленькое удовольствие.

Из-за такой экономии чувств, к сожалению, страдает зрительный вектор – он не может в полной мере реализоваться.

«Подумаешь!» – скажет тот, кто ни разу не испытывал это ни с чем не сравнимое, исключительное наслаждение от реализации данного тебе природой потенциала. «Зачем оно нужно, если в нашей жизни и без этого хватает удовольствий?» – резонно заметит тот, кто тщательно заботится о своем душевном комфорте, не подозревая, что его представления о душевном комфорте разлетятся вдребезги после испытанного хотя бы раз в жизни – раз! – мощнейшего, излечивающего сопереживания. И накрывающего следом ощущения ЖИЗНИ. Это ощущение вдохновляет, окрыляет, наполняет существование таким важным – самым важным! тем самым! – смыслом, что сомнений в правильности выбранного пути больше нет.

Да, сначала может быть непросто – больно, тяжело, с рыданиями в подушку от непонимания такого обилия горя и страданий. Но будет ли просто БЕЗ этого всего? Без реализации того, чем вас снабдила природа? Свой зрительный вектор не отключишь и муки его проигнорировать не получится. Они выльются в слезливость, повышенную тревожность, страхи, замыкающие вас на себе. Увы, этот путь совсем не к счастью и наслаждению от самореализации – это путь как минимум к некомфортным психологическим состояниям.

Как ослабить вожжи

Казалось бы, а что делать, если кожный вектор есть, и задача его – ограничение и запрет?

Бездумное самоограничение – признак нереализованности кожного вектора. И первым, что можно сделать на пути к реализации – это осознать себя, свой набор векторов, их состояние и степень реализации. Это удается сделать уже после нескольких лекций по системно-векторной психологии Юрия Бурлана, а глубокое погружение в системное знание учит пониманию себя на более глубоких уровнях. Рационализации, самоограничения, влияние стереотипов – все это уходит само собой. А такая желанная всеми нами реализация становится не загадкой или туманной мечтой, а конкретной дорогой. И осилить ее возможно – без вреда и ущерба себе.

Начать знакомство с системно-векторной психологией Юрия Бурлана можно на бесплатных вводных лекциях, регистрацию на которые вы найдете по ссылке: http://www.yburlan.ru/training/

О своих результатах уже сообщили тысячи людей, прошедших тренинг. С ними можно ознакомиться здесь: http://www.yburlan.ru/results/

Статья написана по материалам тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Автор: Анна Кудрявцева

1 Комментарий Оставить комментарий
  • Елена

    О! Эта проблема мучает меня с детства! Еще в детском саду упрашивала маму забирать какую-нибудь девочку домой ночевать (тогда были ночные группы). Иногда мама соглашалась, она работала зав.детсадом. А я чувствовала физически, как этим детям страшно и одиноко!!! Я росла гиперэмоциональной и сочувствующей, часто и подолгу болела, мир казался мне наполнен горем и несправедливостью. Однажды, даже отправилась спасать негров в Африку после прочтения книжки — вовремя меня хватились! )))))) Мама ругала меня за чувствительность. Позже я стала закрываться, даже дыхание затаивала или отворачивалась проходя мимо больного или бездомного. Став взрослой, четко видела, что забираю на себя чужие проблемы и болезни если раскрываюсь и сочувствую и заболеваю. И реальных примеров этому было очень-очень много!Чем больше закрывалась, тем больше мучилась от тоски по чувствам, а открывалась — болела! И так до сих пор. Я после поликлиник даже прихожу больная и впадаю в депрессию. В 2014г пошла работать в школу для слепых деток, сначала счастье отдачи, а через полгода ослепла на правый глаз, врачи разводят руками… Пришлось уходить, работать больше не смогла. Вот вся жизнь в муках!!! Прослушала 2 раза бесплатные лекции, сначала эйфория, что нашла рецепт, но страх уже не отпускает, что все повторится в …надцатый раз! Не верю, что отдавшись сочувствию можно НЕ заболеть!!! Ведь пробовала и не раз…. По СВП я К/З и Ан/Зв.

      Оставить комментарий