Светлана Абубакирова

Светлана Абубакирова

Вопрос о смысле жизни или точнее о смысле существования всегда вызывал у меня 2 реакции.

Первая была фатальна, граничащая с невероятной тоской, бессмысленностью и даже невозможностью что бы то ни было делать. Я даже хотела умереть, но дело в том, что моя бабушка, которая проводила со мной очень много времени, когда родители занимались работой и выяснением, кто в доме главный, с самого детства внушала мне, что самоубийство — это самый большой грех, и что как бы тяжело ни было, надо жить. Однажды она меня даже водила для чего-то в церковь, и батюшка дал ей кагор, боюсь подумать для чего, может, демонов из меня хотели изгнать, потому что я практически ничего не ела и была малюсенькой, и она всегда говорила — в чем только моя душа держится.

Душа покорно таскалась в моем теле за всеми его причудами, потому что где-то в глубине души я понимала, что в своем возрасте, пока не вырасту, ничего не смогу изменить. Конечно, вопросы о том, а где живет бог, а небо — это где, а что за космосом, а что потом после смерти, не находили ответа, кроме одного единственного бабушки: тебе рано еще об этом думать, и что самоубийство — это грех.

Так вот однажды я все же решила умереть. Сейчас это воспринимается как что-то невероятное в моей жизни. Я называю этот период как «Достучаться до небес». Вначале я использовала все самые страшные вещи, которых боялась: сплавы по бурным рекам с порогами и перевертыванием рафта, парашюты, прыжки со скал. Ничего не вышло. Тогда я решила просто лечь и умирать. Это продолжалось год — год не выходя из дома и не вставая с кровати. И знаете, в чем парадокс? В том, что даже если ты хоть немного пьешь воду или съедаешь кусочек хлеба в день, то все равно живешь.

Это сейчас я понимаю, что кроме звукового вектора у меня есть еще и другие вектора, которые не позволили мне умереть и жадно хватались за жизнь. Пока однажды со мной не случилась клиническая смерть, и я увидела Бога. Я никогда этого не забуду, я чувствовала, как моя душа поднималась вверх, и мириады звезд проходили сквозь меня. Вначале это было очень больно, больно душе. Но потом звезд становилось больше и их скорость увеличивалась, и моя скорость увеличилась, пока я по пояс не влетела в свет.

Упоминания о Свете я встречала в рассказах многих людей, переживших клиническую смерть, и что после этого их жизнь изменилась, они стали другими, но не я. Во мне возникла вторая реакция на происходящее: «Ахренеть, а что мне теперь делать, ведь свет был?..» Было полное сияние, которое не слепит, абсолютная сила, но не агрессивная и милосердная. И голос, который мне не забыть: «А что ты сделала в жизни? Иди работай!» А потом я влетела обратно в тело. И негодование, обида, протест: «Я не хочу быть на земле, меня никто не спрашивал, хочу я или нет быть тут! Что значит работать? Над чем именно?..»

Если сказать, что я бунтовала это не сказать ничего… И у меня было еще немного времени до конца света, но к моему разочарованию его не произошло. Тогда мне ничего не осталось, как начать искать, что же именно делать. Психология, эзотерика, астрология, религия… я прошла все. Когда я говорю «религия», я имею в виду все возможные — буддизм, джайнизм, иудаизм, христианство, мусульманство, изучение вед, славянские темы, шаманизм. Но поиски не принесли ответа… И, как вы понимаете, тело все еще просило есть, пить, дышать, спать… Люди путешествовали по планете, женились, влюблялись, и все это в той или иной степени происходило со мной, но счастья и радости не было, как, впрочем, и ответов на вопросы.

Апокалипсиса в 2012 году не случилось. А вопрос о самоубийстве отпал сам по себе – ведь в состоянии клинической смерти я ощутила что-то такое, что позволило мне понять – Бог есть. А значит, самоубийство — точно грех, значит, что-то надо предпринять… Но силы были на исходе. Предательские слезы и бессилие просто убивали, и тогда я срывалась на людей. Мои мысли твердили мне, что если бы не люди, планета бы вообще жила себе миллиарды лет в удовольствии и наслаждении. И это при том, что я профессиональный психолог: мне хотелось взорвать планету, а моя профессия вынуждала помогать людям… парадокс.

К чему я все это рассказываю, да к тому, что сегодня можно получить ответы на вопросы и понимание жизни на тренинге по Системно векторной психологии Юрия Бурлана. И я не прошу верить мне на слово. После этого тренинга я перестала ждать апокалипсиса перестала думать о смерти и жить на разрыв, ненавидя людей, а сегодня я думаю о том, что я могу сделать для других, какой вклад привнести в жизнь других…  Я стала больше понимать и, что самое невероятное, что я пусть немного и не всем, но искренне хочу помочь в силу сегодняшних своих возможностей.

Если вам интересно, мой поиск занял 25 лет жизни… И я с уверенностью могу сказать, что нашла как минимум то, что отвечает на мои бесконечные вопросы и раскрывает смысл существования, давая силы на реализацию!

Светлана Абубакирова

1 Комментарий Оставить комментарий
  • Марина

    Светлана, спасибо за ваш откровенный рассказ. Очень многие люди переживают такие состояния. Но теперь-то мы знаем, что это люди со звуковым вектором, и они тоже могут быть счастливы в этой жизни…

      Оставить комментарий