В монастырях находят приют. Но что если обет безбрачия и клятва Богу — побег к себе.

В Великобритании зарегистрировано рекордное за четверть века число желающих стать послушницами, сообщают британские СМИ. Призвания в женских монастырях неожиданно растут, а вот в мужских сокращаются. Почему девушки становятся монахинями?

Что говорят монахини

Чтобы заполучить девушек, британские монашеские открыли веб-сайты и странички в соцсетях (теперь каждая потенциальная монахиня сначала идет в Google), где говорят о цели и миссии жизни, не делая упор на духовном призвании.

Типичная западная молодая монашка сегодня может модно одеваться и стричься. Ее жизнь мало отличается от обычной, разве что чуть «урезана»: нет отношений и собственных денег. Зато есть свобода «от игр, в которые играют люди с деньгами, сексом, и властью», парируют британские монахини.

Но мы не верим, что они счастливы, и задаемся вопросом «почему?».

Приюты для слабонервных

Первое, что приходит в голову: в монастырь хотят социально неустроенные, либо выброшенные на обочину жизни. Нам близка такая мысль, ведь на постсоветском пространстве монашество рассматривалось как жест отчаяния, а сами монахини представлялись бабульками с предрассудками.

«Заблудшие души» приходят в монастырь за новой жизнью, и, восстанавливаясь психически, оставляют монастырские стены. Так, например, поступают девушки «с низкой самооценкой и эмоционально закрытые». Часто эти состояния – следствие негативных отношений с матерью и стремление к перфекционизму, объяснила «Московскому комсомольцу» «православный психолог» Эллада Пакаленко. В терминах системно-векторной психологии это носительницы анально-зрительной связки векторов. В сценарии, о котором говорит Пакаленко, это послушные девочки, потерявшие ощущение безопасности. Они видят в монастырях опору и поддержку, за их стенами они забывают о беспокойствах, тревогах и страхах.

монашество

Иногда в монастыри идут зрительницы — зализывать раны после безответной любви или других эмоциональных стрессов. Но таких в монастырях отговаривают: к богу лучше приходить осознанно, а не прячась от невзгод.

Встречаются иные случаи: девушка стала монахиней, чтобы получить доступ к уникальной библиотеке своей обители. Или экзотический – произошел в сибирском монастыре: четыре года назад туда переехала афроамериканка, специально, чтобы «жить в тишине».

Мы спешим покрутить пальцем у виска и обвиняем таких женщин в «слабой сексуальности». Но вот что говорит об этом системно-векторная психология.

Цель в жизни есть? Есть! А зачем?

На такие непонятные для многих поступки женщину провоцируют две вещи: ее новая роль в обществе и звуковой вектор.

Женщина сегодня претендует на самостоятельность и самодостаточность, она желает реализоваться. Отразилось это и на консервативной религиозной среде. Чтобы встать на путь монашества нужно особое психическое – звуковое. Звуковая природа жаждет оторваться от бренного материального мира, подчиняя женщину подсознательной потребности понять себя саму. Она ищет то, что ей поможет это сделать. Поэзия или философия, физика или эзотерика, музыка или программирование и даже геймерство. Но еще лучше: размышления о высшем в тишине. Тишина – наркотик, необходимый для сосредоточения на понятных абстрактному уму звуковых темах.

Если звук подкрепляется относительно невысоким кожным либидо, то все подчиняется звуку. Неосознанное поведение кожной звуковички либо сексуально распущенное, либо асексуальное. Разберемся, как это проявляется.

Ключ поведения – в бессознательной установке на отрешенное и даже презрительное отношение к материальному, в том числе, собственному телу. Она ощущает, что «все равно, кому сдавать тело в аренду, сама взяла поносить». И одновременно – ощущает себя бесполой.

В первом случае секс становится примитивным «инструментом» временно выйти из звуковых состояний, доставляющих боль и дискомфорт. К партнерам она относится отстраненно, меняет, как перчатки. Иногда ради спортивной забавы по-кожному считает.

Во втором случае асексуальный звук вкупе с дисциплиной духа возводит асексуальность в ранг идей: подавляет невысокое кожное либидо и может привести в монашество (но необязательно). Ради откровения узнать смысл и замысел кожная звуковичка, не задумываясь, разменяет жизнь. Какой бы насыщенной, наполненной и яркой она не казалась окружающим-незвуковикам.

Однако асексуальное поведение чуждо женской природе, а потому по аналогии с сексуальной разнузданностью не удовлетворяет по-настоящему, увеличивая внутренние пустоты, и ухудшает психологическое состояние.

Монашество как соцработа

Когда кожно-звуковое сочетание дополняется зрительностью, желание посвятить себя Богу переплавляется в активное служение обществу. Первые подобные общины появилась в начале 17 века. Современные женщины-католички с «особой заботой о женщинах и детях» не носят отличительных нарядов и предпочитают активно служить, а не созерцать.

Для них монашество – это социальный труд. Они работают с больными и беженцами, участвуют в жизни школьников и заключенных. Помогают жертвам торговли людьми. Люди им доверяют. Монахини называют это «свободой любить больше».

Они похожи на кожно-зрительных учительниц, которые не выходят замуж и не рожают детей, но посвящают себя ученикам. И если кожно-зрительных девушек такое положение дел устраивает, то кожная звуковичка ищет, где она проявит любовь с наибольшим смыслом. Её вопрос этот мучает до конца жизни.

Беспрецедентной стала история матери Терезы. Она искала в монашестве не приют и не социальную реализацию. Она искала Бога и себя.

60 лет мать Тереза просыпалась в 4.40 и шла к людям. Не жалея себя, она трудилась во имя Христа, пребывая при этом в звуковой депрессии. Она сострадала и помогала страждущим, за что получила Нобелевскую премию. К 1997 году работало 610 представительств ее Ордена милосердия в 123 странах. Мать Тереза стала первым лауреатом Темплтоновской премии за прогресс в религии, но в душе сомневалась в существовании Бога и тяжело страдала от этого.

Что делать

Мать Тереза записала свои мучения в дневниках. Системно-векторная психология объясняет ее состояние мощным звуковым темпераментом. Католической религии удовлетворить глубокие нехватки ее звукового вектора было не под силу.

Духовные практики и медитации не помогут и современной кожной звуковичке. Наоборот, отдалят ее от постижения собственной сути — сути женщины и члена общества.

Парадоксально, но именно кожной звуковичке проще посмотреть на мир другими глазами. Она легче адаптируется к новым условиям, у нее быстрее формируются новые навыки, в том числе системного мышления. Она на лету схватывает новую информацию, а значит ей проще воспользоваться той альтернативой, которую дает системно-векторная психология: не блуждать в бессмысленных поисках, а разобраться в себе и жить на полную.

На чаше весов – будущее ее и мира.

Статья написана с использованием материалов тренинга по системно-векторной психологии Юрия Бурлана

Автор: Наталья Камбур

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
1 Комментарий Оставить комментарий
  • Oksgan

    О. да, считать партнеров — это наше, кож.звуковое…но все-таки монастырь — это что-то совсем из области «мне очень плохо»…

Оставить комментарий