Мария Павлова

Мария Павлова

Никогда не забуду свой пятый день рождения: мама принесла подарки для меня… и для младшего брата тоже. На мой день рождения мама торжественно вручила подарок не мне! Да ещё и успокаивала меня словами: «Он же маленький, это чтобы он не расстроился».

Это было абсолютно несправедливо! Я рыдала полдня и обижалась… почти всю сознательную жизнь!

Почему мне так обидно?

Подобных семейных историй я всегда могла припомнить вагон и маленькую тележку. Любому, кто готов был слушать, я изливала главную обиду своего детства: брата мама любила больше!

С детства я была очень спокойной и послушной, хорошо училась без помощи и понуканий. Младший брат же был полной моей противоположностью: гиперактивный, непоседливый, уроки сделать не заставишь… Брат был для мамы постоянным объектом внимания, я же, в основном, была предоставлена сама себе.

Во всех маминых словах и поступках я чувствовала эту «чёрную несправедливость»: брат маме важнее меня! Она любит его! Моя обида выражалась через чувство острой неприязни к младшему брату.

Мы с братом вечно ругались и дрались, я часто обзывала его разными грязными словами, стараясь задеть побольнее. Также я упрямо ни в чём не хотела уступить брату. Например, наш общий письменный стол, был разделен строго на две половины. Если хоть одна тетрадка брата пересекала «границу», меня сразу же переполняли гнев и возмущение!

Когда мы с братом ссорились, я всегда слышала от мамы: «Он же младше, уступи ему». А если обнаруживалась какая-нибудь наша совместная провинность, мама говорила: «Ты – старшая, тебе и отвечать…»

Чем больше мама заступалась за брата, тем отчаяннее становились наши с ним ссоры. Доходило до того, что мама старалась не оставлять нас наедине друг с другом, и даже в гости к любимой бабушке нас ожидали «строго по одному»…

Эта драма окончилась, не окончившись. Я выросла и уехала из дома. У брата тоже началась своя жизнь. Нам стало нечего делить.

Однако этот горький, обидный вопрос не давал мне покоя: почему? Почему она любила его больше? Почему не меня?..

Как пелена упала с глаз…

Знакомство с системно-векторной психологией Юрия Бурлана помогло мне взглянуть на ситуацию с совершенно другой точки зрения. А если быть точной, то сразу с нескольких точек зрения, ведь системно-векторная психология выделяет восемь основных психологических типов, которые называются векторами.

Так я отчетливо распознала в себе человека с анальным вектором. В то время как мой брат обладал иными чертами характера, такими как активность, переменчивость, постоянное стремление к движению. Такие черты свойственны другому вектору – кожному.

Согласно системно-векторной психологии в детстве люди, имеющие анальный вектор, – это «идеальные» дети. Они послушные, усидчивые и очень любят свою маму.

Вообще, мама для них – это самый главный человек. При этом обладатель анального вектора во всем стремится стать лучшим. Поэтому для меня особенно болезненной была мысль, что как бы я не старалась, мама может отдать предпочтение другому ребенку.

Врожденные свойства моего вектора стали причиной «детской ревности» – моей неприязни к брату. Например, упрямство, присущее всем обладателям анального вектора в состоянии обиды, не позволяло мне уступать брату – назло маме.

Сюда же можно отнести и «обзывалки», ведь грязнословие – склонность человека с анальным вектором в стрессе. Я стремилась словесно «запачкать» брата, чтобы самой быть «чище», то есть лучше него – тоже для мамы.

Но главная причина была в том, что мама делила внимание и ответственность между мной и братом не поровну. Именно принцип «всем поровну» – это то, как понимает справедливость человек с анальным вектором.

А ведь моя мама, которая много работала и тащила на себе домашний быт и двоих детей, просто не могла реагировать иначе. Устав от повседневных дел, она повторяла один и тот же, довольно успешный, по её мнению, сценарий: переложить часть ответственности на послушного старшего ребенка и уделить внимание беспокойному младшему, которому оно сейчас требуется больше.

Системно-векторная психология Юрия Бурлана помогла мне понять, что мама любила меня: она доверяла мне и опиралась на меня, просто так сложились обстоятельства. Но я своими детскими глазами не могла увидеть этого. В силу свойств анального вектора я считала мамины действия несправедливыми, ущемляющими меня, а значит, свидетельствующими о «нелюбви» ко мне.

Я смогла осознать свои детские нехватки: мама вела себя не так, как мне бы хотелось, и поэтому мне казалось, что она любит брата больше, чем меня. Именно в этом был корень моей обиды на маму и причина моей агрессии к брату.

Для меня это понимание стало таким облегчением! Как глоток свежего воздуха после душного подвала! Моя загнанная внутрь напряженность растаяла, потому что исчез мой внутренний, полный обиды вопрос «Почему мама любила его больше, чем меня?».

Сейчас даже неудобно вспоминать и описывать те детские обиды на маму, которые задевали меня до глубины души. Ведь я понимаю мамины мотивы и даже соглашаюсь, что с маминой стороны всё выглядело логично и правильно.

Теперь к своим семейным историям о «несправедливостях» я отношусь спокойно, просто как к воспоминаниям.

Однако для достижения этого спокойствия мне пришлось пройти долгий путь осознания. Поэтому, когда у меня будут собственные дети, я изо всех сил постараюсь не допустить подобных ошибок.

Мария Павлова

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс
1 Комментарий Оставить комментарий
  • Анастасия Капрелова

    Забавно, правда? я целые театральные представления закатывала, чтоб мама внимание обратила))

Оставить комментарий